Социолог Евгений Головаха: «Если бы во втором туре были Вакарчук и Зеленский, молодежь точно бы пришла на выборы»

25.02.2019

Евгений Головаха Заместитель директора Института социологии НАН Украины

- Евгений Иванович, прежде, чем мы поговорим, какие настроения преобладают в украинском обществе в канун выборов-2019, хочется вспомнить год 2013. Есть теория, что общественные волнения происходят не в моменты социальных и экономических потрясений, а как раз наоборот. В буквальном смысле, на взлёте?

- Это одна из многих теорий. Был такой исследователь Дэвис (Джеймс Дэвис. Американский социолог – прим. авт), который выдвинул теорию, что революционные события, как правило, происходят не на взлете, а на небольшом подъеме. Именно этот небольшой подъем возбуждает большие ожидания. А поскольку сам подъем никак не соответствует ожиданиям, то вот этот диссонанс приводит людей к протестам. Это одна из теорий, но в ней есть определенное рациональное зерно.

 

- По каким-то отдельным показателям общественного настроения в тот момент можно было спрогнозировать, что в этой стране возможна аннексия территории, а в дальнейшем война?

- Невозможно. Вы же понимаете, как это произошло. Об этом сам главный виновник сообщил, что 20 февраля он дал команду: «готовьтесь к возвращению Крыма». Всё. А не дал бы он эту команду, никакого бы возвращения не было. Хотя, конечно, предпосылки для этого были. Эта безумная идея возвращения территории в России была всегда, и неудивительно, что они с этого начали. Но им же надо было принять решение. И любой вменяемый правитель, этого бы не сделал. Но в данном случае такая идея пришла, а могла и не прийти. Поэтому предсказать было невозможно. Все думали примерно так, что пройдет, как и с майданом «помаранчевой революции». Поговорят и забудут.

- Я прекрасно помню, как на рубеже 2016-2017 гг. социология стабильно показывала достаточно высокие показатели недовольства населения темпами реформ, результатами борьбы с коррупцией, политической ситуацией в стране в целом. Многие даже говорили о том, что оппозиционные силы попытаются этим воспользоваться и повести страну по пути досрочных выборов. Но время показало, что к выборам мы пришли по графику. И более того, кажется, что и общество подходит к этапу предстоящего волеизъявления в достаточно уравновешенном состоянии. Насколько это коррелируется с социологической оценкой?

- Общество, как всегда, находится в противоречивом и неоднозначном состоянии. Так было почти всегда. У нас слишком много факторов, которые влияют на ситуацию. В целом, если брать настроения, то они, конечно, плохие. Об этом можно судить по всем эмоциональным оценкам: доверие, удовлетворенность… А эмоциональная оценка – это и есть свидетельство того, каковы настроения. У нас просто очень плохо понимают массовое сознание. Далеко не всегда эмоциональное состояние координируется с фактологическом представлением людей, о том, как они живут. Мы, например изучаем и те и другие системы. И не просто спрашиваем людей: «довольны ли  вы?» или «доверяете ли вы?». А спрашиваем: «хватает ли вам определенных социальных благ?».  Ведь, собственно говоря, в любом обществе ключевой категорией является доступность социальных благ. Ради этого, собственно, и происходят постоянные политические баталии.

- Есть еще одно наблюдение. Сколько бы реформ в стране не проводилось, всегда есть какое-то повальное невосприятие. Это невосприятие перемен? Или невосприятие конкретных механизмов внедрения?

- Конечно, невосприятие перемен тоже есть, безусловно. Я вам скажу откровенно, любая реформа, которая будет у нас проводиться, в условиях нищей, бедной, очень бедной страны, будет восприниматься с подозрением.

- А есть реформы, политические процессы, которыми люди за эти годы остались довольны?

- Ну что значит довольны? Они вообще ничем недовольны. Но когда мы говорим о доступности социальных благ, то да, надо честно сказать, сегодня социальные блага более доступны, чем в 2013 году. По данным нашего исследования.

 

- А как так? Мы же только и слышим экономика падает, ВВП практически не растет?

- А вот так. Мы спрашиваем: «хватает ли вам возможности приобретать необходимые продукты?», «хватает ли вам возможности проводить отпуск»? «хватает ли вам уверенности в своих силах?». Вот такие вопросы мы задаем.  И надо сказать, что за пять лет этот показатель существенно улучшился.

- Поразительно…

- Ничего поразительного. По сравнению с 90-ми годами он существенно улучшился ещё в начале 2000-х. Потом была стагнация в показателях. В основном это было связано с мировым экономическим кризисом. Ну а в целом, общая тенденция роста. То есть это говорит о том, что даже за эти 25 лет у нас всё равно динамика положительная. А вот эмоциональная динамика у нас не положительная. Ее фактически вообще нет. То есть людям всегда плохо. Возможно, только в 92-м и вначале 2005 по нашим данным мониторинга соц. исследований были более или менее неплохие показатели. В 92-м, когда были надежды, что самостоятельная Украина быстро сбросит с себя имперские путы, и, наконец, начнет процветать. И в 2005, когда в первый раз победили режим, допустивший фальсификации на выборах, и была надежда, что эти, нами выбранные люди, начнут заботиться о стране.

- А как можно объяснить тот факт, что после всплеска политической осознанности во время «Революции Достоинства» в 2014 году, страна показала рекордно низкую явку на президентских и парламентских выборах? Можно, конечно, было бы списать на события на Востоке и в Крыму, но в Киеве явка тоже была самая низкая за все годы независимости.

 - Потому что есть разные типы людей и разные типы реакций на стресс. Одни в этом состоянии бегут на выборы и хотят как-то повлиять, а другие садятся, обхватив голову, и думают, что ж еще у нас отнимут. Собственно, что произошло, был определенный эмоциональный подъем, связанный с тем, что мы избавились от ненавистного режима. Но, с другой стороны, этот подъем очень быстро сменился представлением о том, что цена непомерно высокая.

 

- Насколько можно спрогнозировать явку в этом году?

 -  Нельзя с точностью до считаных процентов. Нет, ну можно, если вы проведете опрос за день до выборов. Но у нас же за две недели только можно обнародовать результаты, поэтому мы будем приблизительно очень знать. Конечно, мы ошибемся, но насколько мы не знаем. Хотя, в любом случае, эта ошибка не должна далеко выходить за пределы ошибки выборки.

 

- Насколько эти выборы заинтересуют молодежь? В свете последних событий это может быть достаточно серьезным фактором.

-  Молодежь очень трудно мобилизовать. Единственное, что я могу сказать, если бы во втором туре были Вакарчук и Зеленский, молодежь точно бы пришла на выборы. Просто потому, что это прикольно. А так, ну чего просто так ходить? Какая молодежи разница, кто из представителей чуждых ей постсоветских поколений победит?

- Для тех, кто не определился, есть у вас совет, как разобраться в своих предпочтениях и сделать правильный выбор?

 - Я всегда даю один совет. Вы должны исходить из собственных интересов. И это правильно. Потому что победитель должен представлять интересы большего числа населения. Оцените, что вам необходимо прежде всего. Если для вас например, очень важны вопросы веры и евроинтеграции,  оцените возможности одного кандидата. Если вы считаете, что цена на газ действительно непомерное бремя для вас, оцените возможности другого кандидата. Или, например, вы считаете, что только молодой кандидат может стать президентом. Постройте свою иерархию предпочтений. И если вы это сможете сделать, вам станет ясно за кого голосовать. Но если не сможете, тогда есть голосование сердцем. Тоже вариант.